Депутат не может молча отсиживаться в российском парламенте

Понедельник, 25 августа 2014.

В своем интервью депутат Государственной думы Сергей Катасонов размышляет о том, что сдерживает и откровенно мешает Оренбуржью нормально развиваться, предлагает свои рецепты выхода из кризиса, рассказывает о своей работе в Государственной думе.

– Сергей Михайлович, Оренбургская область обладает значительным экономическим потенциалом, но сегодня губернаторская власть похожа на короля Лира, который проматывал это достояние. Я не слишком сгущаю краски?

– У меня такое ощущение что вы предложили пейзаж, написанный акварелью. Дела обстоят много хуже. Область откровенно живет на заимствования, на кредиты, которые в отличие от ряда российских регионов, назову непафосную Калугу, тратит эти средства на выплату зарплат бюджетникам. Нет проектов-локомотивов, способных вытащить регион.

У Оренбуржья нефтегазовый бюджет, это данность, но при этом сокращается доля поступлений от металлургических и машиностроительных предприятий.

Неэффективно используется одно из главных богатств области – земля. Распахали уже более 4 миллионов гектаров, а собрали с них все те же три миллиона тонн зерновых, и то в удачный год. Поделите тонны на гектары и получите урожайность меньше десяти центнеров.

– Назовите основные аномальные зоны, где ростки грядущей беды особенно заметны?

– Жизнь в долг – это лестница, ведущая вниз. Нельзя процветать, имея на руках дорогие кредиты, нельзя плыть на рекорд с привязанными к ногам гирями кредитных обязательств.

Стремительно растут государственные и другие заимствования – они уже составляют 20 миллиардов рублей. Выпущены под бюджетное обеспечение акции на несколько миллиардов рублей. Тряхнет экономику – акционеры придут требовать свое. Учитывая 15-процентный дефицит, который хронически наблюдается в областной казне, области не поздоровится. При этом никто не предлагает альтернативной стратегии, а тех, кто предлагает, стараются не слышать и не замечать.

Общими местами стали пробоины в социальной сфере: образовании, здравоохранении. Стоимость содержания ФАПа – 200 тысяч рублей в год. Закрыли 100 – сэкономили 20 миллионов. Зато «оголили» сотни полторы сел, оставив их без элементарной помощи. Недавно губернатор на самом высоком уровне заявил, что у нас полностью решена проблема с местами в детских садах для детей от 3 до 7 лет. При этом запись в дошкольные учреждения начинается с момента рождения ребенка. Более того, прочел интервью главы Бузулука, который говорит о том, что у них в очереди стоит полторы тысячи семей с непристроенными детьми. Кого обманываем: российскую власть или родителей?

– Реакция оренбуржцев на эти негативные процессы, что они думают по поводу такой социально-экономической политики?

– Надеются на лучшее. Опасаются, что может стать хуже. Население словно заключило общественный договор с действующей региональной властью: вы платите нам небольшую зарплату, скромные пенсии, обеспечиваете минимум услуг в образовательной, медицинской, социальной сфере и не мешаете нам выживать самим.

Закрываете глаза, на то что работаем на две ставки, на трех работах. О каком кредите доверия говорить в условиях такого кабального договора. Оренбуржцы фактически дважды прокатили партию власти на выборах в областной парламент и государственную думу. Напомню, сегодня регион в Охотном ряду в Москве представляют два единоросса и четыре представителя оппозиционных депутатов. Это и есть реакция на ту невнятную социально-экономическую политику, которую проводит губернаторская команда.

– Что делать в такой ситуации, на чью поддержку рассчитывать?

– Отвечу лозунгом: давайте проявим волю, изменим жизнь. И от себя добавлю –
сменим нашу областную власть. Последний раз в Оренбургской области губернатора всенародно избирали больше десяти лет назад.

Утрачено чувство сопричастности к принятию важных решений, к тому, что наш голос может быть услышан и учтен. Давайте начнем с первого шага: примем решение принять участие в выборах. И сделаем шаг второй – 14 сентября придем на избирательные участки и выскажем свое доверие или недоверие действующей власти.

Это наш край, здесь наш дом, здесь живут наши дети. Кому же как не нам самим его обустраивать и для этого мы можем высказаться в правильном или неправильном направлении движется власть. Пусть даже запустят механизм фальсификации, но они то в первую очередь увидят реальный результат доверия или недоверия населения. И они вынуждены будут менять методы своей работы. Оренбуржцы откровенно недовольны тем что происходит в области. Это будет своего рода рычаг воздействия людей на курс власти.

– Полтора года в государственной думе, участие в большой политике, в формировании и принятии законов, важных, государственного уровня решений. Сергей Михайлович, вы почувствовали другой уровень ответственности, качественно другие подходы?

– Знаете, впечатление двоякое. Если с точки зрения организации работы, то в областном парламенте механизмы подготовки документов действуют более четко, может быть даже излишне зарегламентированно. В Государственной думе нередко принимать определенные нормативные документы приходится с места, порой, к сожалению, в ущерб качеству законопроекта.

Считаю, что депутат не может молча отсиживаться в российском парламенте, поэтому стараюсь выступать ежедневно в первую очередь по тому кругу вопросов, в которых хорошо ориентируюсь. Это проблемы АПК, жилищно-коммунального хозяйства, экологии. Помогают знания региональной тематики. И коллеги чувствуют, что я не теоретизирую, а действительно нахожусь в теме.

Скажу, может быть, парадоксальную вещь, но зачем организовывать выборы, расходовать бюджетные средства, чтобы выяснить, кто будет главой города. Выборы – это конкурс программ. Но если на их реализацию в казне нет денег, мэр превращается в попрошайку в приемной губернатора. Зачем выстраивать многоэтажную процедуру выборов депутатов, которые и изберут в итоге главу территории, если сити-менеджера, распорядителя финансов, можно будет утвердить, только согласовав с руководством региона. Давайте сразу назначать глав, а не придумывать псевдодемократических процедур, не тратиться на содержание аппарата чиновников, которые ничего не решают.

Приходится говорить о том, что наши тарифы на ЖКХ давно вышли на мировой уровень. Вот только зарплаты россиян существенно отстают от евростандартов. Особенно это ощутимо в сельском хозяйстве, где государство очень скупо финансирует различные проекты. Поговорите с механизаторами о качестве горючего. За такие деньги они должны заливать в бак высококачественный продукт, а им дают «разбодяженный» ГСМ.

Велика закредитованность хозяйств, это миллиардные суммы, а рентабельность у лучших товаропроизводителей – 5-10 процентов. Аграрные деньги – это длинные деньги, они не скоро возвращаются, часто приносят скорее социальный, чем экономический эффект.

Одна из моих инициатив – не спешить с банкротством сельхозпредприятий. Если год был засушливый, переносить дату погашения кредита на следующий. Заинтересовались депутаты моим предложением по расширению списка направлений, на которые можно расходовать материнский капитал. Необходимо, чтобы на уровне регионов в оперативном порядке МРОТ – минимальный размер оплаты труда, был приравнен к прожиточному минимуму.

– Сергей Михайлович, что вы можете себе лично занести в актив из законодательной практики?

– В Оренбургской области есть ЗАТО – закрытые административная территории, где доживают свой век семьи военнослужащих, ушедших в отставку. Часть из них не может воспользоваться своим правом и покинуть военный городок. Некуда ехать, потому что нет денег на новое жилье. Офицеры и прапорщики-отставники – это те самые специалисты, которые поддерживали в состоянии полной боевой готовности ядерный щит страны. Несли службу в трудных природных условиях. Не будь этого щита, никто сегодня с нами не обсуждал бы ситуацию в Украине. Российские ракеты с ядерными боеголовками заставляют считаться с нами. И отставники должны иметь возможность на пенсии жить там, где они хотят. На реализацию этой законодательной инициативы нужны деньги и мне приходится искать взаимопонимание в министерстве обороны, министерстве финансов. Считаю это очень важным для себя делом, одним из приоритетных в законотворчестве.


Поделиться


Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.